____________________________кто такой Пукст
_______________________новости
______________________________статьи и рецензии
_____________вещи Пукста
__________________________________поп-энциклопедия
________________________афиша

Кто Такой Пукст
 
Короткая Автобиография

Творческий путь начинается с 16 лет где-то, даже с 14-ти. Тогда у меня, как видно и у всех подростков, было желание взять гитару в руки, но мне было лень учить аккорды. Таким образом я решил перестроить гитару для того, чтобы этих аккордов не учить, чтобы достаточно было поставить палец — и уже брался аккорд. Потом все начало усложняться, я стал придумывать свои аккорды. Вначале все было достаточно примитивно, пришлось делать свои изобретения.

Да, я учился в лицее при консерватории. Тогда это была средняя специальная музыкальная школа при консерватории. Я играл на кларнете. А творчеством начал заниматься в седьмом классе, потом в восьмом перешел в художественное училище, где у меня много сил ушло на панк. Где-то со второго курса начались мои панковские блуждания с малоумеющими играть людми, но с очень интересными художественными идеями — „Король Пчел”. Что касается самого состояния, то это было достаточно весело, хотя сейчас, когда слушаешь старые записи, то достаточно грустно, что на это было убито шесть лет. Но результат на выходе получился неплохой - мы занимали какое-то место в белорусском андеграунде и даже становились группой раскручиваемой, но как это всегда бывает, пропал интерес. Как только что-то начинает получаться, оно перестает интересовать.

Когда я познакомился с Бэтманом Кривулей, мы с самого начала решили основать группу „ОППА” (именно на выступлениях „ОППЫ” родился тот замечательный метод музицирования, на котором до сих пор поразитируют десяток Минских групп, включая и „СОЛНЦЕЦВЕТЫ”).

Однажды „ОППА” пыталась участвовать в фестивале, но, к сожалению, зашел организатор фестиваля, все увидел и все запретил, хотя нам собирались давать 5 минут в гала-концерте.

Первый концерт был акустическим. Он был безусловно удачным. После него мы и решили продолжать. После второго памятного концерта нас пригласили на Авто-Радио, Дмитрий Кузнецов, после чего Авто-Радио скоропостижно закрылось через месяц (смех). Не хотелось бы связывать это с нашим приходом, но я думаю, благодоря таким безответственным передачам, как о нас. Там было заявлено, что мы группа из Одессы. Самое интересное, что публика прореагировала, что да, мол, действительно, в Минске таких групп не слышали!

В „ОППЕ” сочинилось одно стабильное произведение. Это — „Я люблю тебя”, которое исполнялось в конце каждого концерта. А наша революционность была в том, что мы сочиняли произведения на ходу. Иногда песни рождались прямо по ходу концерта. То есть никто не задавал себе вопроса: „А умеют ли эти люди играть?” Мы своими выступлениями давали понять людям, что этот вопрос не уместен. Во главе угла был определенный стиль поведения, стиль жизни и вытекающая отсюда музыка. А уже все расклады „вылабал-не вылабал”, все эти базары к нам просто не относятся. То есть народ либо сразу уходил, либо оставался как статуи с острова Пасхи с окаменевшими лицами и дослушивал нас до конца.

На самом деле я, как и Бэтман Кривуля (СОЛНЦЕЦВЕТЫ), занимался, все время паралельно сольным творчеством. Мое творчество было сугубо индивидуальным. Я никого не привлекал к этому проекту, потому что все привлечения, допустим скрипки, заканчивались неудачно. Звучание становилось плоским, начинало кого-нибудь напоминать.

Дело в том, что я здесь занимаю некоторую нишу, на которую больше никто не претендует. Я нахожусь в состоянии между рок-н-роллом и авторской песней, но не попадаю ни туда, ни туда. Таких людей нет, и никто туда не стремится. В последствии, может быть, я решу эту проблему через видеоряд. В последнее время я провожу эксперимент — выступаю сольно в стиле авторской песни, но во время выступления я начинаю петь как в „ОППЕ”, черезвычайно экспрессивно, ломая границы жанров.

Есть два Пукста (нет, Пукстов-то, вообще, больше!), две ипостаси: один — авангардно-безумный, экспрессивный, „опповский”, второй — лирический, возвышенный, полумедитативный, нежный, они обе мне характерны, и, как я говорил, они сейчас начинают смешиваться. Это свидетельствует о том, что выбора у меня нет, и выбирать я не хочу. Обе ипостаси для меня одинаково значимы. Потому, что в „ОППА” у меня есть определенный недостаток — это отсутствие какого-то внутреннего содержания, какого-то внутреннего монолога, того, что я хочу донести до людей. Если говорить обо мне самом, я начинаю излагать внутренние монологи, делаю интересное музыкальное оформление, как я сам это вижу, но если брать часовое сольное выступление, то я могу приесться в этом варианте. Поэтому необходимо во внутренний монолог привносить экспрессию безумия нашего коллективного творчества.

Сергей Пукст

 

 

  дизайн: солНцецветы